Добавить в избранное
Роберт Родригес

"Зачарованная" Диснеем

Очередная крупномасштабная ревизия всего массива волшебных сказок и вековой диснеевской продукции в частности. «Диснеевское» подражание под большого конкурента «Шрека» студии DreamWorks очевидно, не скрывается, более того, в первых сценах нахально, даже глумливо обыгрывается – гигантского зеленого огра принц Эдвард не только покорил, но и приспособил под средство передвижения.

Но взрослым циникам, готовым развлечься на очередном издевательском «перевертыше», по уровню юмора и количеству скрытых подначек рассчитанном на аудиторию «за 16», лучше расслабиться. «Дисней» есть Disney, и постмодернистских игрищ в «Зачарованной» ровно столько, сколько нужно, чтобы родители совсем уж не заскучали, а фильм объявили новым словом – конечно, в пределах классических «диснеевских» традиций.

Вот слащавая двухмерная фигурка будущей принцессы обретает кровь и плоть, и мы готовимся к гомерическому хохоту над спародированным анимационным штампом – «мультяшное» добро в реальной жизни смотрится, разумеется, полнейшим идиотизмом. Не тут-то было. Главную придумку «Дисней» разворачивает на 180 градусов, и «ожившая» дурочка Жизель со всей сказочной прямотой прогибает реальность под себя – и вот уже старички пускаются в пляс под музыку, щебечут птички и Нью-Йорк, такой современный, такой конкретный и ни подо что ни стилизованный, раскрашивается в яркие тона, яркие настолько, чтобы побольнее щелкнуть циника по носу – ага, и это – тоже сказка, а ты о чем подумал?

Собственно, двухслойная структура фильма – сказочная и пародийная – вообще выстроена таким образом, чтобы во время сеанса вы ни в одном случае не испытали неловкость или затруднение, как получше объяснить своему чаду ту или иную шутку. По-настоящему заминка возникнет в одном случае: в минуту душевной близости, когда Жизель невольно потянется к груди своего спасителя-адвоката. Здесь родители поймут сермяжную, но не объяснимую детям правду – настоящим, живым человеком Жизель помогает стать первое желание; любая сказка для малышей заканчивается в момент, когда появляются намеки на плотское влечение.

В пародию авторы играют аккуратно, тщательно прикрывая все тылы – их не обвинишь в коварной попытке протолкнуть нечто большее, чем простую, но стопроцентно действенную историю о вечных ценностях, любви, добре и зле, с обязательной дозой вставных музыкальных номеров (как раз не самопародийных, как ни странно) и фирменным «диснеевским» зверьком – феноменальный бельчонок Пип на раз перетягивает одеяло на себя, подобно безымянному сородичу из другого конкурентного мультшоу – «Ледникового периода».

Правда, под самый занавес создатели вспоминают об одной, чуть было не упущенной возможности – все-таки шутить над штампами внутри этих штампов в голливудской постановке кое-кому всегда было позволено: положительному второстепенному персонажу, обаятельному антигерою (типа Шрека) или главному злодею. В финале посреди Нью-Йорка собственной персоной появляется Нарисса (во плоти Сюзан Сарандон), которая перевоплощается в дракона. Она пышет огнем и издевательскими комментариями. Надо всем: сюжетом, героями и даже вышеизложенной авторской позицией – смеяться, но очень осторожно. Нарисса резюмирует, и нам после всего этого чудесного анимационно-игрового музея с белочками и принцессами наконец-то становится крайне хорошо. Да, поздновато, но хотя бы так.



Источник: www.interkino.ru
   
© 2007